Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Куда направляют на принудительное лечение в московской области

Пробы самостоятельно вывести из запоя алкоголика, чаще всего, только усложняют ситуацию и провоцируют развитие осложнений, устранить которые сможет только квалифицированный врач-нарколог. Благодаря выезду врача на дом к пациенту, и проведению им необходимых мероприятий для вывода пациента из запоя, можно быстро и безболезненно получить качественную помощь и вернуть пьющего к нормальному состоянию. Больной, имеющий противопоказания получает направление в стационар медицинского центра, где ему предоставят весь комплекс услуг под круглосуточным присмотром опытного персонала учреждения. Оптимально проводить данные мероприятия в первой половине дня, когда у алкоголика наблюдаются признаки абстиненции.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Принудительная психиатрия в России – нарушение прав человека или необходимость?

Использование психиатрии в политических целях в СССР — практика борьбы советских властей с диссидентами и правозащитниками , заключавшаяся в злоупотреблении психиатрическим диагнозом, лечением и содержанием в изоляции. Вынесение психиатрического диагноза позволяло властям избегать гласного судебного процесса над инакомыслящими, отправляя их в психиатрические больницы без суда и на неопределённый срок. Кроме того, объявление несогласных психически больными позволяло властям уходить от вопроса о политических заключённых.

По определению психиатра, президента Ассоциации психиатров Украины бывшего диссидента и политзаключённого Семёна Глузмана , злоупотреблением психиатрией , в том числе и в политических целях , является, в частности, умышленная экскульпация признание невменяемыми граждан, по своему психическому состоянию не нуждающихся ни в психиатрических мерах стеснения, ни в психиатрическом лечении [1].

В СССР имели место систематические злоупотребления психиатрией в политических целях [1] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11]. На протяжении XIX века в России отмечены лишь единичные случаи использования психиатрии в политических целях [12] , единичными такие случаи были и в первые годы существования советского государства [13]. Намного более частый характер политические злоупотребления психиатрией приобрели в 30—х годах XX века [12] [13] , однако лишь в х годах психиатрия стала одним из главных инструментов репрессий в СССР [13].

Психиатрия брежневского периода использовалась как орудие для устранения политических оппонентов диссидентов — людей, открыто выражавших взгляды, противоречащие официально декларируемым догмам [14]. Политические злоупотребления психиатрией в СССР получили осуждение мировым психиатрическим сообществом [11] [12] [15] [16] [17] [18] , что привело к выходу Всесоюзного научного общества невропатологов и психиатров из Всемирной психиатрической ассоциации в году [16].

Систематическое использование психиатрии в политических целях в СССР прекратилось в конце х годов, и в начале XXI века в России и других бывших советских республиках отмечаются лишь отдельные случаи такого рода [13].

На протяжении первых лет существования СССР было несколько единичных попыток использовать психиатрию в политических целях [13]. Самым примечательным случаем такого рода стал случай одного из лидеров Партии левых социалистов-революционеров Марии Спиридоновой [16] , заключённой в Пречистенскую психиатрическую больницу по приказу Дзержинского в году [19] [20].

Политические злоупотребления психиатрией участились в х годах. По некоторым данным, в ней содержалось как множество лиц, страдавших психическими расстройствами , так и множество людей без психических нарушений [13]. В тюремных психиатрических больницах в сталинское время и первые послесталинские годы находились, в частности, заключённые туда по политическим причинам А.

Гойхбарг [19] , первый президент Эстонии Константин Пятс [13] [22] , известный партийный работник С. Писарев, генерал КГБ СССР Павел Судоплатов участвовавший в репрессиях в сталинское время и в середине х годов симулировавший психическое заболевание, чтобы уйти от ответственности [19] , двоюродный брат первого секретаря Израильской коммунистической партии Микунис, бывший начальник штаба ВМС адмирал Л.

Галлер , знаменитый советский инженер и авиаконструктор А. Туполев [21]. В году С. Писарев, подвергшийся репрессиям за критику КГБ в связи с так называемым делом врачей , начал после своего освобождения кампанию против политических злоупотреблений психиатрией [13]. Он добился назначения специальной комиссии ЦК Компартии , которая пришла к выводу, что злоупотребления действительно имели место, и подтвердила высказанные Писаревым обвинения в постановке ложных диагнозов, приведшей к тому, что психически здоровые люди подвергались изоляции в тюремных психиатрических больницах.

В результате сотни здоровых людей были выпущены из больниц, а виновники их диагнозов отстранены от дел. Однако впоследствии отстранённые комиссией врачи и администраторы вернулись на свои места, участники комиссии — удалены под разными предлогами из аппарата ЦК [23].

Практика госпитализации инакомыслящих, не страдающих психическими заболеваниями, продолжалась [22]. Лица, осуждённые по статьям 70, 64 и 72, нередко оказывались в психиатрических больницах. Статью Как отмечает историк- архивист , консультант Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте РФ [25] А. Прокопенко, объявление неугодных людей невменяемыми позволяло без привлечения внимания мировой общественности и связанного с этим шума изолировать их в психиатрических больницах.

При этом можно было заявлять, что в СССР исповедуется самая либеральная концепция права, поскольку правонарушитель в подобных случаях рассматривается скорее как больной, которого следует лечить, чем как преступник, подлежащий уголовному наказанию [19]. Использование уголовных статей было ещё одним способом избежать широкого общественного резонанса, который в ряде случаев получали политические дела [21].

Принудительные меры медицинского характера помещение лиц, обвинённых по уголовным и политическим статьям и признанных невменяемыми , в психиатрические больницы в РСФСР официально регулировалось статьями 11, 58—61 Уголовного кодекса года, статьями — Уголовно-процессуального кодекса и подзаконными нормативными актами инструкциями [21]. Существовал и другой вариант развития событий — госпитализация без возбуждения уголовного дела , в рамках медицинских нормативных положений.

Она фактически легитимировала внесудебное лишение свободы и насилие над здоровьем людей по произволу власти [24] и применялась в тех случаях, когда любые законные основания для ареста отсутствовали либо же когда власти стремились избежать судебного процесса, который мог бы привлечь внимание общественности.

В дальнейшем эта инструкция переиздавалась для внутриведомственного пользования с незначительными изменениями. В инструкции отсутствовало право госпитализируемого человека на защиту, пользование услугами адвоката и периодический пересмотр решений о недобровольной госпитализации [28]. В советской психиатрии преобладала такая тенденция, как усиленное строительство всё большего количества психиатрических больниц [17]. В году на территории СССР функционировало психиатрических больницы и 33 койко-места; к — около психиатрических больниц, имевших тысяч коек [29].

С года по количество койко-мест возросло с до тысяч [17]. Андропов направил в ЦК партии проект плана расширения сети психиатрических больниц и предложения по усовершенствованию использования психбольниц для защиты интересов советского государства и общественного строя. Кроме того, принимались и соответствующие закрытые постановления ЦК партии и Совета Министров.

Также производилось расширение площадей больниц, в связи с чем увеличивался уровень их заполнения. Общее число находящихся на излечении в психиатрических больницах специального типа МВД СССР в году , по архивным данным, составляло человек, а к концу года оно выросло более чем в 2,5 раза и составило человек [19] [31]. По словам доктора исторических наук Л. Королёвой, к середине х гг. Доктор исторических наук Г. Остальные диагнозы в частности, параноидная шизофрения : в редких случаях этот диагноз ставился инакомыслящим, никогда не проявлявшим психотической симптоматики и впоследствии признанным психически здоровыми диссидентам почти не выставлялись [1] [27].

Особенно часто для обоснования невменяемости диссидентов использовали диагноз вялотекущей малопрогредиентной шизофрении [18] [34] Часто высказывается мнение, что именно расширительные диагностические критерии вялотекущей шизофрении, продвигаемые А.

Снежневским и другими представителями московской школы, обусловили использование этого диагноза в репрессивных целях [18] [33] [34] [35] [36] [37]. Российский психиатр Николай Пуховский называет концепцию мягкой вяло, медленно и незаметно текущей шизофрении мифологизированной и указывает на то, что увлечение ею российских психиатров совпало с правовым дефицитом, который позволил государству использовать этот диагноз в целях политических репрессий [35] Известный украинский психиатр и правозащитник президент Ассоциации психиатров Украины Семён Глузман отмечает, что в е годы многообразие советских психиатрических школ и направлений сменилось диктатом школы академика Снежневского, постепенно ставшим абсолютным: альтернативная диагностика преследовалась.

По словам украинского судебного психиатра, кандидата медицинских наук Ады Коротенко, расплывчатые диагностические критерии данной нозологической единицы, отсутствие стандартов диагностики и действие в СССР собственной классификации форм шизофрении позволяли укладывать в рамки болезни индивидуальные личностные проявления и признавать душевнобольными практически здоровых людей [34] , Известный петербургский врач-психиатр, доктор медицинских наук , профессор Юрий Нуллер отмечает, что концепция школы Снежневского привела к крайнему расширению диагностики вялотекущей шизофрении и тому вреду, который оно принесло.

Нуллер добавляет, что в рамках концепции вялотекущей шизофрении любое отклонение от нормы по оценке врача можно рассматривать как шизофрению, со всеми вытекающими для обследуемого последствиями, что создаёт широкую возможность для вольных и невольных злоупотреблений психиатрией. Однако ни А. Снежневский, ни его последователи, как утверждает Нуллер, не нашли в себе гражданского и научного мужества пересмотреть свою концепцию, явно зашедшую в тупик.

По мнению Райха, во многих и, возможно, в большинстве случаев, когда выставлялся такой диагноз, не только КГБ и иные ответственные лица, но и сами психиатры действительно полагали, что диссиденты больны. Среди ключевых фигур, возглавлявших использование психиатрии в целях подавления свободомыслия в Советском Союзе, известный австралийский психиатр С. Блох и американский политолог П. Реддауэй называют Г. Морозова , Д. Лунца и А. Снежневского [17] , отмечая, что Снежневский ввёл новое толкование болезни, которое дало возможность рассматривать идеологическое инакомыслие как симптом тяжёлого психического расстройства [17] Блох и П.

Реддауэй упоминают, что сторонники других направлений в советской психиатрии главным образом представители киевской и ленинградской школы длительное время решительно выступали против концепции Снежневского и связанной с этой концепцией гипердиагностики шизофрении; на протяжении —х годов представители ленинградской школы психиатрии отказывались признавать шизофрениками диссидентов, которым был выставлен диагноз вялотекущей шизофрении в Москве [17].

Французский историк психиатрии Ж. Диагноз применялся в случаях, когда обвиняемые отрицали вину, не сотрудничали со следствием и было неудобно приговаривать правозащитников к тюремному заключению [24] [27] [39]. Буковский и С. Глузман приводят слова профессора Тимофеева, писавшего, что инакомыслие может быть обусловлено болезнью мозга, когда патологический процесс развивается очень медленно, мягко, а другие его признаки до определённого времени, иногда до совершения криминального поступка остаются незаметными [27].

Таким образом, хотя вялотекущая шизофрения является нетяжёлым расстройством, лица, получившие этот диагноз, подвергались постановке на учёт в ПНД. Глузман и В. Коротенко упоминает, что к людям, обладавшим паранойяльным складом личности, относили, следуя мнению А. Как паранойяльное развитие трактовались присущие диссидентам уверенность в своей правоте, потребность в справедливости, обострённое реагирование на ситуацию, унижающую человеческое достоинство [34] По утверждению С.

Глузмана, сам по себе диагноз паранойяльного развития личности ещё не означает необходимости признания лица, которому инкриминируется совершение правонарушения, невменяемым: у лиц, совершивших общеуголовные деликты , диагностирование этого расстройства почти никогда не приводило к экскульпации и последующему принудительному лечению.

Однако выставление диагноза сутяжно-паранойяльного развития диссидентам, как отмечает С. Глузман, почти всегда приводило к признанию их невменяемыми [1] [27]. Известный психиатр В. Ясперса и в итоге — стирание грани между паранойяльным развитием личности и паранойяльным бредом — диагнозом, часто выставлявшимся диссидентам [42]. Усиление злоупотреблений психиатрией наступило после года [43].

Войска были введены в ночь с 20 на 21 августа года с целью остановить в Чехословакии общественно-политические реформы, получившие название Пражской весны. Судебный процесс над участниками демонстрации вызвал большой общественный резонанс в СССР и за рубежом. Файнбергу на допросах выбили все передние зубы, и демонстрация его в суде была сочтена нежелательной. Файнберга в специальную психиатрическую больницу [30] такое решение могло быть вынесено судом без присутствия подсудимого и без права обжалования в вышестоящем суде.

Экспертизу Файнберга проводила комиссия Института им. Сербского в составе Г. Лунца и Л. В результате Файнберга признали невменяемым и направили в Ленинградскую спецпсихбольницу , где он находился 4 года — с января по февраль года [19]. Вместе с Владимиром Борисовым держал голодовку в марте — июне , протестуя против помещения инакомыслящих в психиатрические больницы и невыносимых условий содержания в них; после невыполнения администрацией обещания улучшить условия содержания узников Борисов и Файнберг держали голодовку повторно — с декабря по февраль года.

Наталья Горбаневская неоднократно подвергалась судебно-психиатрической экспертизе по политическим мотивам, дважды принудительно направлялась в психиатрические больницы. На примере экспертизы, проведенной 6 апреля года в отношении Натальи Горбаневской, известный французский психиатр Ж. Гаррабе делает вывод о низком качестве судебно-медицинских экспертиз , проводившихся в отношении диссидентов: отсутствие в клиническом описании изменений мышления, эмоций и способности к критике, характерных для шизофрении; отсутствие какой бы то ни было установленной экспертизой связи между действием, повлекшим за собой обвинение, и психической болезнью, могущей его объяснить; указание в клиническом описании лишь депрессивной симптоматики, не требующей госпитализации в психиатрическую больницу [38].

Илью Элиягу Рипса , совершившего попытку самосожжения в знак протеста против ввода советских войск в Чехословакию и обвинённого по статье 65 УК Латвийской ССР , соответствующей ст. В качестве примеров можно привести ещё многих.

Этот диагноз пытались поставить В. Буковскому [48] , но комиссия, состоявшая преимущественно из противников теории вялотекущей шизофрении, в итоге признала его вменяемым. Трижды проходил судебно-психиатрическую экспертизу. Вторую и третью экспертизу проходил в Институте им.

Использование психиатрии в политических целях в СССР

В стране растет число людей, страдающих психическими расстройствами, что представляет опасность для окружающих. По закону, для лечения психически больного требуется его согласие. Но эксперты постоянно возвращаются к идее расширения списка оснований для принудительной госпитализации. Правозащитники видят в этом опасность возвращения к советской карательной психиатрии.

Смотреть комментарии. Марьяна Торочешникова: Правозащитники заявляют о возвращении в Россию карательной психиатрии. Можно ли положить конец подобному явлению и каким образом?

Авторизуйтесь, чтобы видеть больше того, что вам интересно. Закрыть Войти. Россиян, которые неоднократно совершали правонарушения в нетрезвом виде или пили алкоголь в неположенных местах, предлагают направлять на принудительное лечение. Трезвый кодекс: пьяных нарушителей хотят обязать лечиться.

Куда направляют на принудительное лечение в Московской области

Ему приходится ежедневно принимать лекарства. Пятый этаж недавно отремонтировали. Распорядок дня тюремный. При желании можно поспать подольше. Дальше завтрак. Инфраструктуры для спортивных упражнений нет. К больным относятся как к временным постояльцам, которые скоро покинут стационар. Доступа к психологу, по сути, нет. Руководство больницы, конечно, такие факты отрицает. Уколы этого лекарства вызывают мышечные судороги, боль, скованность.

Приговоренные лечиться

Использование психиатрии в политических целях в СССР — практика борьбы советских властей с диссидентами и правозащитниками , заключавшаяся в злоупотреблении психиатрическим диагнозом, лечением и содержанием в изоляции. Вынесение психиатрического диагноза позволяло властям избегать гласного судебного процесса над инакомыслящими, отправляя их в психиатрические больницы без суда и на неопределённый срок. Кроме того, объявление несогласных психически больными позволяло властям уходить от вопроса о политических заключённых. По определению психиатра, президента Ассоциации психиатров Украины бывшего диссидента и политзаключённого Семёна Глузмана , злоупотреблением психиатрией , в том числе и в политических целях , является, в частности, умышленная экскульпация признание невменяемыми граждан, по своему психическому состоянию не нуждающихся ни в психиатрических мерах стеснения, ни в психиатрическом лечении [1]. В СССР имели место систематические злоупотребления психиатрией в политических целях [1] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11].

Прокуратура Московской области провела проверку информации, распространённой рядом СМИ, о незаконной госпитализации подмосковных детей-сирот в психиатрический стационар. В ходе проведённой проверки информация о нарушении прав воспитанников детского дома, злоупотреблениях администрации детского учреждения и персонала психиатрической больницы, не подтвердилась.

.

.

.

.

Прокуратура Московской области провела проверку информации, распространённой направляют на принудительное лечение в Московскую после того, как они пообещали стать его приёмными родителями.

.

.

.

.

.

.

.

Комментариев: 3
  1. carlaiteti

    Не беда из следователя в адвокаты. Беда из следователя в судьи. Там не требуется переобуваться, к сожалению

  2. neuraigret

    Или с BMBшки забацаю будку для Бобика.

  3. Гостомысл

    Тарас теперь все pediki должны будут писать расписки! ХХХХ ХХХХ ха-ха-ха!

Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

© 2018-2019 Юридическая консультация.